Версия для слабовидящих

Сведения о школе

Прилепская Екатерина Дмитриевна

Прилепская Наталья Георгиевна     

 ( Училась в  Аларской  средней  школе  до  5-го  класса.  Уехала  из села  Аларь  в 1969г)   

     

Речь  поведу о нашей маме,  Прилепской  Екатерине  Дмитриевне (1924г. рождения ) 

 

 Хочу начать свой рассказ о нашей маме с того времени, когда она, будучи молоденькой девушкой, вступила на дорогу трудовой жизни, выбрав профессию педагога, и через какие тернии довелось ей пройти на этом пути. Благодаря моей старшей сестре Ольге Бураевой - Прилепской, я могу более обширно изложить свои воспоминания. Старшая сестра значительно раньше родилась, повзрослела и многое помнит.

 Я тоже от мамы слышала, что ей пришлось рано начать работать пионервожатой - сразу после 7-го класса. В голодные предвоенные годы надо было помогать родителям кормить большую семью Подрезовых. А было их шестеро детей: три парня и три девочки. Отец семейства - слепой - инвалид 1-й мировой войны. С фронта он вернулся с повязкой на лице. Оба его глаза выбило вскользь шальной пулей. Из детей он никого не видел, только слышал. Рассказывали, что дед Дмитрий был хорошим гармонистом. Играл в клубе на танцах, куда его отводили и затем приводили домой, держа под ручки.

 Мама, посмеиваясь, порой вспоминала, как слепой отец ее будил по утрам ни свет, ни заря: "Катька, вставай!" Девочка нежилась до тех пор, пока он, рассерженный, нашарив валенок, не приближаться к постели... Тут она успевала проворно увернуться. Отец сердился: «Катька - лихоманка, быстро иди корову доить! " Деваться было некуда, и девочка шла в стылую тьму доить корову.

 Жила семья Подрезовых на ту пору в деревне Идеал, что под Черемхово. Тяжело, натужно поднимали колхоз, зарабатывая трудодни, не видя в глаза денежных купюр. Редко бывало, когда ели досыта. Даже паспортов не было у колхозников! Не имели никакой возможности поехать в город: ни документов, ни денег. Как крепостные, да и только! Продолжалась такая рабская жизнь до 1953 года. Спасибо Хрущеву, который ввел паспорта для граждан всей страны. Но это было позже, а сейчас речь пойдет о годах юности нашей мамы.

 Вопреки невзгодам, девушка отличалась бойким характером, а уж певуньей была - на всю округу! Мечтала стать оперной певицей... Как бы ни было тяжело в военные годы, целеустремленная Катя заочно окончила Черемховское педагогическое училище и решила продолжать образование в Иркутском педагогическом институте, на историческом факультете.Обучаться мама могла только заочно. Некому было содержать студентку - денег у колхозников не было. А тут: война,голодный Иркутск, институтское общежитие, экзамены. В то время радовались даже вареным картофельным очисткам с крапивой. Позже Мама вспоминала с грустной улыбкой: «Я была худенькая: мою талию можно было обхватить кистями рук».

 В 1943-м году, учась на третьем курсе, мама решила осуществить свою давнюю мечту: поступить на обучение вокалу. Находясь в Иркутске на сессии, она отправилась в музыкальный театр. Ее прослушали и сразу взяли! Впереди ждала сцена, о которой она так мечтала! Но… ей не суждено было стать певицей. Кустовых учителей не хватало, и маме пришлось остаться в деревне, учить детей. Из-за голода институт тоже пришлось бросить. Как все патриоты, мама в начале войны записалась в добровольцы. Однако, и дорога на фронт ей была закрыта по той же причине. Учительствовала мама по мелким деревням - Кусовская, Мало - Лучинск и еще одна деревушка. Вставать приходилось ни свет, ни зоря, идти через тайгу несколько километров в соседние деревни. Прошел слух о том, что где - то на Урале одну кустовую учительницу загрызли волки! Говорили: «Хоронить было нечего - только ноги в валенках остались...» Надо было отгонять дурные мысли и идти вперед, неся тяжелую сумку с учебниками и тетрадками, в стужу - по сугробам, в дождь - по грязи и лужам. Так продолжалось несколько лет. Разве это не настоящий подвиг учителя?

 Только через несколько лет нашей маме, уже с семьей: мужем, Прилепским Георгием Григорьевичем и двумя маленькими дочками Олей и Верой, удалось переехать в село Аларь. Отец наш сразу устроился в МТС сварщиком, т.к. он имел техническое образование.

·                    Здесь проживала семья среднего брата - Подрезова Дмитрия Дмитриевича. Жену его звали Екатериной. Подрастали три дочери: Галина, Алевтина, и Валентина. Это была дружная, работящая семья. У них было большое хозяйство, пасека. Меда всегда было в избытке. Крепко стояли на ногах. Позже, все три дочери выучились в Иркутске, да там и остались навсегда. Мне запомнилось родное лицо дяди Мити - удивительно похожего на нашу маму. Его умные, строгие глаза.

·                    Оказалось, что в Аларской школе учителей вполне хватало. Туда было не устроиться. Пришлось даже немного в торговле поработать. Но "подвиг нашел своего героя": Маме подвернулся счастливый случай, позволивший проявить деловые качества, инициативу и решительность: в Отделе образования ей предложили стать организатором и создателем первого детского сада в с Аларь. Так мама стала первооткрывателем нового педагогического учреждения.

·                    За трудное и ответственное дело взялась с большим энтузиазмом, проявив организаторские способности, волю и веру в победу. Необходимо было знание бурятского языка (тут ей повезло: она свободно им владела). Помогли так же и врожденные обаятельность и задор. Без этих качеств характера невозможно было бы уговорить мамочек - буряток отводить детишек в детский сад. От двора – ко двору, от беседы – к беседе... Уговаривать, объяснять всем, как это хорошо, когда дети находятся под присмотром и сыты, а не болтаются по деревне. Открылся детский сад в большом доме, который стоял в центре красивого сквера из могучих высоких елей. На том самом месте, где раньше стоял Дацан.

·                    Так появилась 1-я смешанная группа Аларского детского сада под руководством Прилепской Екатерины Дмитриевны, заведующей и воспитателя в одном в лице. (маму называли умницей, хвалили за хорошую работу. ) Для села Аларь такое событие было настоящей культурной революцией!

·                    Прошло несколько лет. И вот, в один прекрасный день, произошел удивительный случай, который вновь привел маму в школу. Одна из родительниц, которая была учительницей в школе, предложила поменяться с ней местами. Вот таким бартерным способом наша мама получила долгожданное место учителя начальных классов в Аларской средней школе. Здесь был интернат для детей из близлежащих деревень. Какое это было счастье! С тех пор мама учительствовала, даря детям не только знания, но и свою любовь, материнское тепло.

·                    Отец наш в молодые годы был бравым баянистом - самоучкой, единственным на все большое село. Играл так здорово, что многие интересовались: «Неужели Гоша ничего не заканчивал?» Мне никогда не забыть его вдохновенной игры на баяне: «На сопках Манчжурии»; «Амурские волны»; плясовые наигрыши. Обладая врожденным музыкальным талантом, он легко подбирал на слух любые мелодии. Мама наша была по - своему музыкальной: обладательница красивого голоса, она любила петь на концертах в Доме культуре и в школе. В молодые годы выступала как сольно, так и в ансамбле - трио - с Александрой Никифоровной Свистуновой и Азой Григорьевной Воронцовой.

·                    С 1965 г. мы жили на ул. Садовое кольцо в доме - «распашонке», что на две семьи. Из открытых окон часто слышны были пение и звуки музыки. В обеих квартирах имелись инструменты - пианино и баяны. У соседей через стенку, Степановых - Нарыгиных, звучал чаще баян, ведь Анатолий Леонидович был учителем пения в школе и музыкальным руководителем. В Доме культуры он учил детей, и петь, и танцевать. Это был музыкант от бога, творческий человек и отличный организатор. Под его руководством в Алари художественная самодеятельность была на высоком уровне. Помню, как на всех концертах замечательно пела моя сестра Вера, песни из репертуара Робертино Лоретти и Муслима Магомаева. Еще помню, как она танцевала «Татарский танец» с Володей Козловым. Монисты выбивали тогда из консервных банок, сидя во дворе, месте с двоюродной сестрой, Алей Подрезовой. Старшая сестра Ольга, танцевала народные танцы в хореографическом ансамбле. Обе они пели патриотические песни в большом школьном хоре. Мне тоже довелось выступать вместе с Вовой Степановым (сыном музыканта). Мы парой танцевали на концертах в Доме культуры два танца, будучи второклассниками, а глупые мальчишки дразнились нам в след: «жених и невеста!» Рано, совсем молодым, ушел из жизни Анатолий Леонидович Степанов. Светлая ему память!

·                     Аза Григорьевна Воронцова - одна из лучших подруг мамы. Я не знаю ее как педагога, но как человека знаю лучше других. Она была самой обаятельной и привлекательной! Ее огромные бархатные глаза, тоненький, заливистый смех, доброту и приветливость невозможно забыть! Как трогательно и красиво в ее исполнении звучал романс «Плачь, моя скрипка, плачь»…В детские годы я дружила с ее дочкой Олей и во время летних каникул ежедневно наведывалась к ней поиграть. У них было просторно: большой двор с разнообразной птицей. По двору всегда важно разгуливал шикарный индюк и сердился на меня за приставания: «ругался» по - своему, распустив хвост и тряся бородой. Мы с Олей любили лазать по заборам, да по крышам их длинного сарая.

·                    Вспоминать можно много, но мне не терпится начать рассказ о второй маминой подруге, моей крестной маме, всеми любимой и уважаемой Александре Никифоровне Свистуновой.

·                    Учиться у нее мне тоже не довелось (ведь мы уехали, когда я окончила 5-й класс), но знала я эту удивительную женщину очень хорошо. Сожалею, что в рамках этого сочинения трудно высказать, какое большое место она занимала в моем сердце! Сколько она дала мне всего и сделала для меня! Могу поделиться яркими воспоминаниями детства, такими, как: мой День рождения. Крестная приносит подарок. Разворачиваю сверток и вижу два красивых «магазинных» платья, которых до той поры у меня никогда не было. Я и сейчас помню то ощущение волшебства: крестная, словно фея, взмахнула волшебной палочкой и превратила меня из Золушки в принцессу! Платья были летними и казались такими красивыми, что я до сих пор помню их расцветку.

·                    Дома у крестной все сияло чистотой и порядком! Было уютно, нарядно и красиво (по моим детским понятиям - роскошно). Я видела там счастливую жизнь, о которой мечтала! Запомнилось, что на кухонном столе постоянно стояло глубокое блюдо с высокой пирамидой из яиц, сваренных строго «в мешочек». Кур у них было много, и они были отличными несушками. Еще в памяти остались разноцветные клумбы из красивых, бархатных георгинов, львиного зева, анютиных глазок.

·                    Александра Никифоровна часто брала меня вместе со своей семьей в интересные поездки. Ежегодно мы ездили на их новеньком «Москвиче» в Иркутский цирк. В летнюю жару Валентин Иннокентьевич постоянно возил детвору на своем «Газике» купаться на Бурковский брод и т. д. Однажды ездили далеко - посмотреть новый городок Ангарстрой, что возник на берегу широкой Ангары. Помню, как по пути туда, мы сделали остановку в селе Апхульта, заехав передохнуть и пообедать в дом моей тетушки, Руфины Григорьевны Марченко - Прилепской, уважаемого всеми педагога в Апхульте и, к тому же, красавицы. Не забуду, как она радушно принимала нас, а я ею очень гордилась!

 Последняя поездка была такова: крестная взяла меня с собой в курортный поселок Аршан, где мы вдвоем отдыхали «дикарями» целую неделю, пили минеральную воду и ходили обедать в местную столовую. Мне очень понравилась экскурсия в Саяны, на Аршанский водопад (в то самое лето я прилетала из Якутска одна, погостить в родном селе).

 Через много лет, в 1998 году, мы с моим мужем, Матвеевым Виктором Николаевичем, навестили семью Козловых в городе Лебедянь, куда они переехали из Алари на постоянное место жительства. Александра Никифоровна устроила нам пышный прием: наготовила, как на целую свадьбу и собрала всю родню, которая съехалась из соседних городов. Пировали мы 4 дня и пели песни. Александра Никифоровна уверенно выводила вторую партию, как в былые времена. Крестная обладала хорошим голосом, (сильным альтом) и отличным музыкальным слухом. Спели традиционно и «Вишню белоснежную» - самую любимую песню Аларских подруг. Александра Никифоровна подготовила нам культурную программу, состоявшую из экскурсий по местным достопримечательностям, таких как: необъятные яблоневые сады (по площади их можно сравнить с былыми Аларскими пшеничными полями); старинная мельница с водопадом; центральная улица города, со сленговым названием «Новый Арбат»; местный пляж, с купанием в Дону, воспетым Шолоховым; посещение Козловской дачи, где на грядках мы увидели огромные помидоры, висевшие почти на голых стеблях с пожухшей листвой. Нас удивило то, что томаты собирались ежедневно, целыми ведрами! Валентин Иннокентьевич говорил, улыбаясь: «Здесь южное солнце, богатая земля, воткни палку - она и зацветет». Мы посетили так же их гараж, главной достопримечательностью которого был большой погреб. Стеллажи были уставлены длинными рядами банок со всевозможными соками, компотами и вином. На каждой банке был «галстук» с датой рождения продукта. Чем старше - тем лучше вино. Крестная весело зачитывала нам надписи маркировок, а мы ахали от удивления. Их сын, Сергей Козлов, и дочь Вера, приехали на встречу вместе со своими семьями. Назавтра мы отправились на прием к Сергею, в город Данков. Там, как и в Лебедяни, нас поразило большое количество старинных церквей. Недалеко находится Куликово поле, которое мы с мужем посетили. Вера Козлова живет в красивом городе Липецк, что южнее Лебедяни. Пишет мне письма в «Одноклассниках» и серьезно грозится этой весной навестить нас в Санкт - Петербурге. Низкий поклон их отцу, всеми уважаемому человеку, вдовствующему мужу Александры Никифоровны, Валентину Иннокентьевичу Козлову. Он и сейчас во здравии. Живет один и до сих пор не может смириться с ранним уходом своей любимой жены, замечательной и самой лучшей женщины на свете! Светлая память Александре Никифоровне Свистуновой !

 Валентин Иннокентьевич был уважаемым человеком в Алари. Его знают и помнят современники - земляки. Здоровья ему на долгие годы!

·                    Вернусь к повествованию жизни нашей семьи в селе Аларь. Мои старшие сестры стали взрослыми. Учились, получая высшее образование в городе. В 1968 году мама отметила 30-тилетний юбилей своей педагогической деятельности. На следующий год, по семейным обстоятельствам, она вынуждена была все бросить: хозяйство, любимую работу, друзей иуехать с семьей, навсегда, из родного села в далекий, северный город Якутск.

  В столице Якутии место учителя начальных классов найти было не сложно (маме на ту пору было 45лет). Но перед нашей семьей остро стоял квартирный вопрос.

Пришлось устроиться туда, где предлагалась служебная жилая площадь. Это было студенческое общежитие педагогического училища (дошкольное отделение) и должность - заведующая интернатом, и одновременно, воспитатель. Раздумывать было нельзя - должность хорошая. В обязанности заведующей интернатом входило обеспечивать всем необходимым: одеждой, талонами на бесплатное питание студенток, выходцев из многодетных семей, приехавших учиться в столицу из районов крайнего севера (русских и якуток было поровну); Следить за дежурствами, приборкой в жилых и общественных помещениях; за работой дворника. Как воспитатель, она обязана была обеспечивать контроль и помощь отстающим студенткам в часы самоподготовки. Мама с большим удовольствием и знанием своего дела объясняла девочкам, не понятные им, темы домашнего задания по различным школьным дисциплинам (за 9-10 классы) Помогала писать сочинения, решать задачи и примеры (меня удивляло то, что математика ей давалась легко в пределах всей школьной программы). Проводила воспитательные беседы о нормах поведения не только с девушками, но и с их кавалерами, которые неустанно толпились в холле, ожидая своих избранниц.

 До сих пор всплывают в памяти звонкие голоса: «Кит Митна-а!» - так забавно якутки величали свою начальницу (им сложно было произносить имя - Екатерина Дмитриевна). Родители студенток иногда привозили с крайнего севера заведующей интернатом невыделанные оленьи шкурки по низкой цене (камусы - мех с оленьих ног). Мама у северных умельцев научилась самостоятельно их выделывать, шить заготовки унтов, которые затем отдавала сапожнику для посадки на колодку и подошву. Я же, в свою очередь, научилась вышивать и делать бисерные вставки. Для крайнего севера унты - вещь жизненно необходимая. Так у нас, у всей родни, появилась теплая меховая обувь.

 Шли годы. Дом, работа - одно целое. Двухэтажное деревянное общежитие с длинными, узкими коридорами и многочисленными дверьми напротив. В комнатах жило по 4-6 человек. Девушки за годы обучения становились для мамы своими, родными. У них с воспитательницей были душевные взаимоотношения. Девчонки привыкали к ней, делились секретами, спрашивали совета: как вести себя с кавалерами? Иногда они просили погадать на суженого. Мама раскладывала карты и гадала. Но делала она это изредка - самым любимицам. Звала девчонок к себе в комнату, и там, с загадочным выражением лица, раскладывала карты. Я иногда присутствовала при этом таинстве: оно как - то завораживало. Мама и мне, студентке музыкального училища, гадала на моих кавалеров.

 Наша служебная квартира находилась в самом конце длинного коридора. Две угловые комнаты, что напротив, были отгорожены стенкой (коридор упирался в нашу дверь). Эта дверь вела в «штаб-квартиру», куда непрерывным потоком шли студентки решать свои вопросы. Круглосуточная работа: в 7 утра мама будила девчат, а в 23 часа укладывала их спать, проводя вечерний обход перед отбоем, а еще всякий раз надо было выпроваживать надоедливых кавалеров!

 На педсоветах Екатерина Дмитриевна, как заведующая интернатом и воспитатель, поднимала различные хозяйственные, а также воспитательные вопросы, стараясь оперативно решать их с помощью администрации училища. На этой должности мама проработала одиннадцать лет и ушла на заслуженный отдых с общим стажем, равным 42-м годам.

 В Якутске мама нашла свое женское счастье, встретив достойного и обеспеченного, интеллигентного и образованного, всеми уважаемого человека, Бархатова Геннадия Васильевича. Для мамы он был единственным и любимым мужчиной, о котором она мечтала всю свою жизнь. Позднее, они перебрались в город Ангарск, поближе к малой родине, где купили свой дом. Геннадий Васильевич оказался родом из села Голуметь, точнее, из заимки Бархатово. Семь счастливых лет они прожили вместе, как Геннадий Васильевич тяжело заболел, и менее чем за полгода, скончался. Мама овдовела. Однако недолго она оставалась одна. Судьба приготовила ей сюрприз: нежданно ее отыскал и навестил старый знакомый - Паршенников Дмитрий Степанович - бывший земляк, и к тому времени уже вдовец. Он когда-то работал в Алари заместителем директора по хозяйственной части (после отъезда их семьи в Залари, его заменил на этом посту наш дядя - Подрезов Дмитрий Дмитриевич). Паршенников Д.С. стал третьим мужем нашей мамы. Прожили они вместе в уважении и согласии более двадцати лет. В 2005г, после продолжительной и долгой болезни, на 82-м году жизни, мама скончалась.

  Дмитрий Степанович вернулся к своим дочерям - Светлане и Татьяне - в поселок Мамоны, что под Иркутском. Стал жить в доме у старшей из них, Светы. Любил помогать по хозяйству. Без дела не сидел, ежедневно чистил снег во дворе. В последний день жизни не жаловался на здоровье, лег спать и не проснулся. Он пережил свою дорогую Катериночку (так любил величать жену) на 4 года и умер на 95-м году жизни. Светлый был человек. Таким и остается в нашей памяти.

 Мой муж Виктор в прошлом году, в День победы, прошел с портретом Дмитрия Степановича Паршенникова по Невскому проспекту в составе «Бессмертного полка».

  Вероятно, что в военные годы самоотверженный учительский труд на три деревенских школы, уберег маму от гибели. Уйди она на фронт - могла и не вернуться. Как замечательно, что она прожила большую, достойную жизнь, выучила стольких детей, вырастила нас, дочерей. Дала нам образование. А мы воплотили в жизнь ее мечту, став профессиональными музыкантами (двое, я и Вера - хормейстеры). Старшая сестра, Ольга Георгиевна, по профессии библиотекарь, но все время поет в самодеятельных хоровых коллективах. Сегодня она посещает Ангарский Дворец Культуры. Там Ольга поет в академическом самодеятельном хоре. Этот факт свидетельствует о ее тяге к вокалу и музыке. Можно предположить, что и она могла бы стать музыкантом, родись чуть позже. Послевоенное суровое время не позволило: инструмент в нашем доме появился слишком поздно, когда Оля уже заканчивала школу.

·                     Нет сомнения, что в душе наша мама всегда оставалась Аларской учительницей, помнила о родном селе, переписывалась с подругами до глубокой старости. Письма от Александры Никифоровны и Азы Григорьевны ею бережно хранились и перечитывались.

·                    Мы до глубины души бываем рады получать сердечные отзывы от маминых выпускников! Спасибо им за теплые и добрые слова, стихи в адрес своей первой учительницы, Екатерины Дмитриевны! Ведь память в сердцах - это самая лучшая награда человеку. Грустно только становится от того, что мама уже больше ничего не услышит и не узнает…

·                    Надеюсь, что ее современницы - сотрудницы по работе в Аларской школе - сумеют прочесть мой рассказ. Приятно было увидеть на фото и получить привет в социальной сети «Однокласники» от маминой доброй приятельницы, милой и симпатичной до сей поры, женщины, Удановой Донары Галдановны. Желаю ей, а так же Трофимовой Валерии Филипповне - удивительно светлому, позитивному человеку; моей первой, замечательной учительнице, Беляевой Тамаре Васильевне, всем здоровья и долгих лет! Хочется передать низкий поклон и наилучшие пожелания тем учителям, кто работал вместе с нашей мамой в Аларской средней школе!

 

 Рада буду, если мой рассказ о рядовом подвиге обычной сельской учительницы пополнит, обогатит понимание профессии УЧИТЕЛЬ. Надеюсь, что наступит один прекрасный день, когда наши взрослые дети захотят рассказать своим, подросшим и повзрослевшим, историю их прабабушки, Екатерины Дмитриевны Прилепской - Подрезовой. Чтобы ее помнили всегда!